зсд занимайся своим делом фантастика

Эрик Фрэнк Рассел

И не осталось никого

Диаметр космического крейсера был восемьсот футов, длина — немногим больше мили. Растянулся он через все поле, прихватив половину соседнего. Земля осела под его тяжестью футов на двадцать.

Две тысячи людей на борту четко делились на три группы. Высокие, подтянутые, с прищуренными глазами — экипаж. Коротко стриженные, с тяжелыми челюстями — десантники. И наконец, лысеющие, близорукие, с невыразительными лицами — штатские чиновники.

Экипаж разглядывал этот мир с профессиональным, но безразличным интересом людей, привыкших окидывать планету быстрым цепким взглядом, прежде чем устремиться к другой. Солдаты взирали на него со смесью грубоватого презрения и скуки. Чиновники — с холодным властным выражением.

Эти люди привыкли к новым мирам, посетили десятки их и ничего необычного не испытывали. Освоение новой планеты, как и предыдущих, было всего лишь повторением хорошо отработанной, четко выполняемой программы. Но на этот раз они здорово влипли, хотя еще не знали об этом.

С корабля высаживались в строго установленном порядке. Первым — имперский посол. За ним — капитан крейсера, командир десантного подразделения, старший гражданский чиновник.

Ну и потом, разумеется, сошка помельче, но в том же порядке: личный секретарь его превосходительства, старший помощник капитана, заместитель командира десантников и канцелярские крысы соответствующего ранга.

И так ступень за ступенью, исключая самых низших: парикмахера его превосходительства, чистильщика сапог и слуги, рядовых и нескольких канцелярских служек, взятых временно и мечтающих о постоянном месте. Это сборище несчастных оставалось на борту для уборки корабля под приказом воздерживаться от курения.

Будь планета неизвестной и враждебной, высадка проходила бы в обратном порядке, выполняя библейские предсказания о том, что последние будут первыми, а первые будут последними. Но неизвестной эта планета была только формально, потому что давно уже числилась в пыльных гроссбухах и папках в двухстах с лишним световых года отсюда как поспевший для сбора плод. Задержка объяснялась только сверхобилием других переспевших плодов.

Согласно архивным данным планета лежала на самой дальней границе гигантского скопища миров, заселенных во время Великого Взрыва — переселенческой лихорадки, охватившей Терру, когда двигатель Блидера практически преподнес ей космос на блюдечке.

В те времена каждая семья, клан или племя, решившие поискать счастья, выходили на звездные тропы. Мятущиеся, честолюбивые, недовольные, эксцентричные, антиобщественные, непоседливые и просто любопытные срывались с места десятками, сотнями, тысячами.

Около двухсот тысяч бывших жителей Терры обосновались лет триста тому назад на этой планете. Как обычно и случается, процентов на девяносто поселенцы были знакомыми, родичами или друзьями пионеров, людьми, решившими последовать примеру дяди Эдди или доброго старого Джо.

Если с тех пор они раз в шесть или семь размножились, то к настоящему времени их здесь было несколько миллионов. А то, что они размножились, стало ясным еще при подходе к планете: больших городов не наблюдалось, но обнаружилось изрядное количество мелких городков и деревень.

Его превосходительство одобрительно глянул на дерн под ногами, наклонился и ворча выдернул травинку.

— Трава-то как у нас на Терре, капитан? Это что, совпадение или они завезли с собой семена?

— Совпадение, наверное, — высказал свое мнение капитан Грейдер. — Я уже бывал на четырех травоносных планетах. Есть, наверное, и другие, где трава растет.

— Да, вероятно. — Его превосходительство осмотрелся вокруг с хозяйственной гордостью. — Похоже, там кто-то пашет землю. Маленький двигатель, два широких колеса. Неужели они такие отсталые? — Он потер пару подбородков. — Приведите его сюда. Побеседуем, выясним, с чего лучше начинать.

— Есть. — Капитан Грейдер повернулся к полковнику Шелтону, командиру десанта: — Его превосходительство желает говорить с фермером. — Он показал на далекую фигурку.

— Вот тот фермер, — сказал Шелтон майору Хейму. — Его превосходительство требует фермера немедленно.

— Доставить фермера сюда, — приказал Хейм лейтенанту Дикону. — Быстро.

— Взять этого фермера, — сказал Дикон старшему сержанту Бидворси. — Да поживее. Его превосходительство ждет.

Старший сержант, огромный краснолицый человек, поискал взглядом кого-нибудь рангом пониже, но вспомнил, что все низшие чины убирают сейчас корабль под запретом курить. Миссия, видимо, выпала ему.

Бухая башмаками по полю и подбежав на расстояние окрика к указанному объекту, он продемонстрировал образцовую строевую стойку, испустил казарменным басом вопль: «Эй ты, здорово!» — и призывно замахал руками.

Фермер остановился, вытер пот со лба, оглянулся. По его поведению было похоже, что громада крейсера для него не более чем мираж. Бидворси опять замахал, делая весьма повелительные жесты. Фермер спокойно помахал в ответ и продолжал пахать.

Бидворси выругался и подошел поближе. Теперь ему было хорошо видно обветренное лицо фермера и его густые брови.

Снова остановив плуг, фермер оперся на него, ковыряя в зубах.

Осененный мыслью, что за последние три года века старый земной язык мог уступить место какому-нибудь местному наречию, сержант спросил:

— Ты меня понимаешь?

— А может один человек понять другого? — осведомился фермер на чистейшем земном языке и повернулся, чтобы продолжать работу.

Бидворси несколько растерялся, но, придя в себя, торопливо сообщил:

— Его превосходительство имперский посол желает говорить с тобой.

— Ну? — Фермер окинул его задумчивым взглядом. — А чем это он превосходен?

— Он особа значительной важности, — заявил Бидворси, который никак не мог решить, издевается ли этот тип над ним или был тем, что принято называть «характером».

— Значительной важности, — повторил фермер, переводя взор на горизонт. Он, видимо, пытался понять смысл, вкладываемый чужаком в эти слова. Подумав немного, он спросил: — Что случится с твоим родным миром, когда эта особа умрет?

— Ничего, — признал Бидворси.

— Все будет идти как прежде?

— В таком случае, — заявил фермер решительно, — нечего его считать важной особой. — С этими его словами моторчик загудел, колеса закрутились, и плуг начал пахать.

Вонзая ногти в ладони, Бидворси с полминуты вбирал в себя кислород, прежде чем сумел выдавить хрипло:

— Я не могу вернуться к его превосходительству без ответа.

Старший сержант Бидворси, мощный человек весом в двести двадцать фунтов, носился по космосу уже два десятка лет и ничего не боялся. В жизни на его голове и волосок не дрогнул, но сейчас, когда он вернулся к кораблю, его била дрожь.

Его превосходительство уставился на Бидворси холодным взором и требовательно спросил:

— Не идет. — У Бидворси на лбу жилы выступили. — Его бы в мою роту, сэр, на пару месяцев. Я б его так обтесал, что он скакал бы галопом.

— Я в этом не сомневаюсь, старший сержант, — утешил его превосходительство. И шепнул полковнику Шелтону: — Он хороший парень, но не дипломат. Слишком резок и голосом груб. Идите лучше вы сами и приведите этого фермера. Не сидеть же нам вечно и ждать, пока найдем, с чего начать.

— Есть, ваше превосходительство. — Полковник Шелтон двинулся через поле и поравнялся с плугом. Любезно улыбаясь, он сказал: — Доброе утро, дорогой мой.

Остановив плуг, фермер вздохнул, как бы покоряясь судьбе, которая иногда приносит и неприятные моменты, повернулся к пришельцу, глаза его были темно-карими, почти черными.

Ну почему же? Кто-то даст об в обмен на свой портрет, или стихи о себе, любимом, или купит за об стихи для дамы сердца. Талантливые найдут себе прокорм, вот «писакам» точно ничего не светит. Ну а одиноким может быть об достается за «спасибо» или какое-то благословение.

Испеки хлеб -иди писать музыку. Нет? Я не для работы создан? Хочу ничего не делать и получать миллионы? Лучше нищим буду, а работать не буду? Тогда оставайся на Терре.

Старики занимаются детьми, пока родители занимаются делами, которые пожилым в тягость. Делятся мудростью с растущим поколением, пасут скот например и т. труд, посильный старикам

А мне очень понравилось! Да, конечно, утопично, не все детали функционирования такого общества раскрыты до конца. Но в небольшом рассказе это сделать непросто. Но чертовски привлекательна эта идея свободы, царящая у гандов. Никто не может быть выше другого, никто никому ничего не может приказать, всё основано на взаимовыгодной основе. Я очень понимаю тех землян, кто остался среди гандов, чтобы попробовать пожить такой жизнью. Но понимаю и тех, кто не одобряет такой выбор. А что бы выбрал каждый из нас на месте героев рассказа? Хорошо, когда произведение заставляет остановиться и задуматься. Вот такую фантастику я люблю. А прекрасное прочтение очень украсило эту замечательную утопию. Не проходите мимо, прослушивание того стоит.

Так мы так и жили. Помните- «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё!» И чего не нарвавилось? Не понимаю. «Что имеем не храним, а потерявши плачем

всем доброго дня и хорошего настроения)))

Насчёт отзывчивости и доброты описано достаточно в их сказочке про Джека: детям позволительно брать без оплаты, до определённого возраста. Наверно та же система про больных и немощных, кто не в состоянии уплатить в полной мере. Но здесь легко превысить свои пределы: взять вперёд много больше чем способен отдать, под разного рода отговорками.

Я? Нет, никогда. Но я никогда не была в гостях у гандов. ))
По сюжету землянин проводит эксперимент как ответят их дети если не отдать им мяч, откатившийся к ногам землянина. Когда он сказал «нет» — мальчик-ганд смирился без звука. На земле взрослые не забирают мячики, но и дети не смиряются запросто когда взрослые ни с того ни с сего забирают игрушки. Не думаю что папа-ганд влепил бы в глаз землянину за тот мячик, они уважают свободу. Если плотник знает, что у вас есть то что ему надо — он постарается дать цену получше, если у него есть мозги в добавок к рукам. Если мозгов нет то и зарабатывать он будет мало ОБ, несмотря на хорошие руки. Но ганды не спрашивают «сколько» до того как взять товар, просто оплачивают счета. Не знаю, подадут ли ганды руку помощи всем, знаю точно что земляне — нет. По книге все ганды ведут себя одинаково — легко предсказать что они сделают, потому имеют одни и те же нужды и стандарты, несмотря на разные одежды и лица. Точно знаю что земляне все разные, всем нам нужны разные вещи и в разном количестве — поэтому далеко не всегда предсказуемы. Но самое интересное, общество гандов не развивается никуда, у них нет противоречий.

Езжай в Сан-Франциско или в Портленд, там все самовырожаются, как могут, это пристанище либералов, самое яркое. Все курят шмаль, крэк, метамфетамин, антифа движение обаладает безграничной властью, меньшинства в почете, даже если тебе нравятся собаки в определнном смысле. В общем, власти и толпы людей делают, как в книге, только выходит все задом наперед. Это наивнейшая утопия.

Да, спать не придётся, потому что там много чего звучит. Глубоко не копая: в начале — Клинт Мэнсел (Реквием по мечте, Чёрный лебедь), ближе к концу — Анджело Бадаламенти (Твин Пикс), заключительная — Бруно Коулас Le Vol. Des Cygnes. Середину не смотрела, но, наверное, тоже есть, чем впечатлиться.

Все норовят у русских спереть: самолет, радио Попова, телевизор. Какие ганды? Это же толстовцы. Цареубийца Юровский был фанатичным толстовцем. В марте 1917 в России начали строить такое гандовское общество. Скоро выяснилось, что «Нет. И точка» не прокатывает, нужен другой закон. Кинулась тачанка полем на Воронеж,
Падали под пулями, как спелая рожь. Сзади у тачанки надпись «Хрен догонишь!»
Спереди тачанки надпись «Живым не уйдешь!»
(Н. Махно)

Для меня Юровский это Янкель Хаймович и его вера к толстовцам по моим воспоминаниям ограничилась только письмом к Льву Николаевичу))) Спасибо за стихи Махно, его многие любили, особенно эти Хаймовичи))) Даже в Париже встретив Нестора, сразу лезли обниматься. Было за что))

В 17 так получилось из-за того, что параллельно существовали другие социальные модели. Успех же описанного в рассказе анархического рая в том, что абсолютно все жители единовременно приняли эту систему. Идеальная система достижимая только в идеальных условиях. В прочих же побеждает тотальная диктатура.

Вы хорошо информированный оптимист. Да, мы живем не в идеальных условиях, успех анархического рая может быть только временным, удивительно, что земляк Оруэлла об этом забыл. В мире стираются границы, исчезают государства, нивелируются социальные системы и религии, но жизнь в едином раю землянам не светит. В счастью есть другие планеты.

Эти ганды — форменные коммунисты. Утопическая пастораль. Мне не понятно, как при всех этих свободах, женщины, почему-то сидят на диете, а кулинар, у которого работа не из самых легких, из-за веса не отрывается от стула?

Хотелось бы отметить, на мой взгляд, этот рассказ не является руководством к действию. Не является подробной, всеобъемлющей инструкцией к построению совершенного, справедливого и т. общества. Это поиск новых взаимоотношений, очередная попытка построения более совершенного общества, мышления и т. Общество без оружия, страха, институтов принуждения. И как выше было отмечено в комментариях, хорошая книга, заставляет задуматься и порождает дискуссию. Совершенства, как такового нет. Да оно и не нужно. Главное, это стремление быть лучше, совершеннее. И движение, к этой постоянно удаляющейся от тебя цели. Очень жаль, что некоторые люди, в своих комментариях грубо и уничижительно высказываются в отношении других.

Оказывается, Р. Шекли продавал билеты не на ту планету!А если серьезно, то интересно – сколько «ОБов» надо будет раздать изобретателю, хотя бы велосипеда (не говоря уже о паровозах, пароходах, самолетах и т. пожарных колесах/насосах), чтобы заставить (простите – убедить) гандов:
· искать залежи полезных ископаемых (металлы + топливо)
· лезть в шахты и на нефтяные вышки
· перерабатывать сырье в полуфабрикаты
· строить дороги + мосты, чтобы хотя бы велосипеды были не роскошью, а средствами комфортного передвижения
И т. , и т. Может быть Ганди и пытался сказать «НЕТ И ТОЧКА!» империализму, да вот только без примера + нажима (в т. и с помощью послов-капитанов-сержантов-старшин и т. десантников) марксизма + ленинизма = сталинизма, его земляки ДО СИХ ПОР возили бы на своем горбу (в т. и в самом прямом смысле!) «наглосаксов». Место пришлых колонизаторов в современной Индии (+ еще в 198/200-х стран мира) заняли местные «эксплуататоры человека человеком»?А потому, что не читали этой замечательной, в своей коммунистической утопичности, повести. Тема трудодней (см. эквивалент стоимости, в отличие от т. денег, не подверженный рукотворной инфляции) раскрыта на 5 баллов (простите – «ОБов»)!

Кто о чем, а вшивый о бане. ))
Что ни безграмотный урод, то лезет аннотации сочинять! Руки бы оторвала!
Впрочем, все логично: если государством управляет завклубом, то неграмотному сам бог велел просвещать нас, убогих.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.